Археология.РУ   Открытая библиотека

Главная страница   |   Карта сайта

Археология.РУ - Новости археологии вКонтакте

Поиск на сайте:    

Сайту Археология.РУ - 14 лет: максимум информации - минимум излишеств! Сказать "Спасибо"

Присылайте пожалуйста свои материалы для публикации на мэйл info@archaeology.ru

Я.А. Шер. Комментарий к тексту А. А. Формозова

Прислано автором. 2010. [Формозов А.А. Статьи разных лет. Курск. - 2008. Оглавление. Читать/сохранить файл *pdf

Вы находитесь: Археология.PУ => Библиотека


В отличие от А.А. Формозова, я сторонник формулы "О мертвых либо хорошо, либо ничего" и поэтому, не буду касаться тона его высказываний. Но по фактам комментарий необходим, поскольку к сайту по моему совету обращаются мои студенты, которые ничего не знают о событиях 30-40-летней давности. Этим и воспользовался г-н С.П. Щавелев, публикуя некоторые места из архива А.А. Формозова чтобы опорочить профессиональную честь и достоинство моих коллег и меня. Далее идут цитаты из текста А.А. Формозова и мои опровержения.


А.А. "В 1972 году Шер был уволен из Института археологии, и вовсе не в ходе антисемитской кампании, как он утверждает, а после полного провала его отчетного доклада на ученом совете Института..." и т. д. – пишет А.А.

Я.Ш. Я нигде не утверждал, что меня уволили по "5-му пункту", но по времени мое увольнение совпало с развернутой обкомом КПСС кампанией "чистки" рядов в Ленинградских академических институтах. Особенно пострадали институты полупроводников и теоретической астрономии. Никакого провала моего отчетного доклада не было. За 5 лет моего руководства лабораторией, которая называлась вовсе не так, как пишет А.А., ее научная продукция увеличилась вдвое. Просто Шилову при молчаливом согласии Рыбакова нужно было меня уволить. Были нарушения в процедуре голосования (не набиралось 2/3), была агитация с использованием сфабрикованного "уголовного дела", в возбуждении которого было отказано "за отсутствием события преступления", но уже после моего увольнения. Некоторым независимым членам Совета (М.А. Артамонов и др.) предлагали не приходить на заседание, где якобы будет рассматриваться внутренний орг. вопрос. Цитирую решение Совета ИИМКа от 8.06.1995: "Отчет комиссии по проверке деятельности лаборатории археологической технологи составлен тенденциозно… комиссия не изучала научную сторону работы…Мы считаем, что увольнение Я.А. Шера было несправедливым…Ученый Совет ИИМК РАН дает негативную моральную оценку событиям 1972 г., связанным с увольнением Я.А. Шера."

С.И. Руденко не увольняли на пенсию. Он был назначен консультантом лаборатории и исправно исполнял свои обязанности до самой кончины, а я неизменно советовался с ним по всем вопросам. До избрания зав. лабораторией, я три года был у него ученым секретарем. О моем личном уважении к С.И. можно судить по некоторым моим публикациям.


А.А. "После неудачной попытки закрепиться в Эрмитаже, Шер уехал в Сибирь…

Я.Ш. Все неправда. Никакой неудачной попытки не было. После моего увольнения, Шилов и его пособники распускали слухи о том, что я собираюсь эмигрировать в Израиль. Тогда это было равносильно измене Родине. Поэтому Б.Б.Пиотровский, как осторожный руководитель, некоторое время выжидал. Потом, убедившись, что я никуда не еду, пригласил меня создать в Эрмитаже новое подразделение по музейной информатике. Сначала это был сектор, а через 5 лет его преобразовали в отдел в составе 14 сотрудников. В Эрмитаже я работал 10 лет, стал индивидуальным членом Международного Совета музеев, 6 лет был членом бюро Комитета музейной документации, ездил со служебным паспортом в командировки на зарубежные форумы. Тогда персональных компьютеров не было и в помине. Но я знал, что они скоро появятся. Мой отдел проделал за 10 лет всю подготовительную работу по стандартам описания музейных коллекций одновременно для бумажных документов и электронных носителей. Когда в Эрмитаж пришла фирма IBM с персональными компьютерами, им не пришлось начинать с нуля. В 1985 г. я счел свою задачу выполненной и хотел вернуться к археологии, которой в предшествующие 10 лет занимался в основном во время отпусков. В.Г. Луконин не раз предлагал мне перейти к нему в Отдел Востока, но Б.Б. был против. Наконец, он нам признался, что когда он меня принял на работу, Рыбаков был этим очень недоволен и взял с Б.Б. Слово, что я в Эрмитаже не буду заниматься археологией. Я возмутился и написал заявление об уходе. К тому времени меня уже с год звали в Кемерово. Там была единственная за Уралом кафедра археологии. Вышло постановление ЦК и Совмина о докторах наук, переезжающих на работу в Сибирь. Сохранялась квартира и прописка в Ленинграде, сохранялось место работы сначала на 5 лет, потом еще на 5. И вообще большие льготы. По просьбе ректора КемГУ меня уволили в порядке перевода.

А.А. "сколько я понимаю, Шер намеревался… и т. д."

Я.Ш. Конечно, А.А. мог понимать так, как ему удобнее, но в этом абзаце обо мне, об акад. А.П. Деревянко и о чл.-корр. РАН Е.Н. Черных нет ни слова правды.

А.А. "…мои труды по историографии XVIII века (таковых у меня как раз нет).

Я.Ш. Ложь даже в мелочах. См. книгу "Страницы истории русской археологии".

А.А. Б.Б. Пиотровский хотел помочь потерявшему службу коллеге, но достаточно скоро убедился в бесплодности его деятельности. По приглашению А.И. Мартынова Шер переехал в Кемерово… Пребывание Шера в Эрмитаже с обсуждением возраста сибирских наскальных изображений никак не связано.

Я.Ш. Опять ложь. Насчет "бесплодности" и "следов этой работы нет" см. выше. В 2005 г. я был приглашен из Кемерово в Эрмитаж на конференцию по случаю 30-летнего юбилея созданного мною отдела с заглавным докладом. Насчет "сибирских наскальных изображений", моя докторская диссертация проходила официальную предзащиту в Отделе Востока Эрмитажа с участием кафедры археологии ЛГУ и ее заведующего А.Д. Столяра (друга А.А.). С 1964 по 1984 гг. я как совместитель преподавал на этой кафедре даже после увольнения из ЛОИА.

А.А. На взгляд Шера, главное в жизни – самоутверждение. Он подчеркивает, что не был избран членом Академии естественных наук, а сам основал ее, после чего стал академиком

Я.Ш. Откуда А.А. было известно, что для меня главное в жизни? Я об этом ему не рассказывал и нигде не писал. Я писал о том, что одни самоутверждаются достижениями в науке, а другие (как А.А. в последних книгах) тем, что унижают других, не брезгуя и клеветой. Насчет РАЕН все искажено. Я не мог ее основать. В числе основателей наряду с другими были безусловные для меня авторитеты: Б.В. Раушенбах, Вяч.Вс. Иванов и В.Н. Топоров. С первыми двумя я был знаком лично. Я оказался в составе первых выборщиков. Да, я рекомендовал туда А.И. Мартынова, поскольку он был моим начальником и очень меня об этом просил. Я был туда избран спустя несколько лет. Когда почетным академиком РАЕН стал Рамзан Кадыров, я из нее вышел.

А.А. "…за своего первого покровителя А.Н. Бернштама."

Я.Ш. Я бы гордился этим, но, увы, А.Н. Бернштама я, будучи студентом, видел один раз в 1951 г. в экспедиции. Думаю, что после этого он обо мне вообще забыл, мало ли студентов перебывало на его раскопках. Он умер за два года до моего поступления в аспирантуру ЛОИА АНСССР.

А.А. "Я писал, что отнесение к палеолиту наскальных изображений Португалии не доказано"

Я.Ш. А я написал, что доказано и сослался на опубликованный отчет. К тому же я лично знаком с тогдашним директором португальского института археологии проф. Зао Жиляо.


Я думаю, что достаточно. По мелочи можно набрать еще много ложных утверждений и не только в мой адрес. Например, есть живые свидетели двух моих встреч с А.А., которые он отрицает. Следуя принципу «De mortuis aut bene, aut nihil», не будем тревожить прах покойного. Единственное, чем мне бы хотелось закончить – обращением к г-ну Щавелеву, инициатору публикаций в Интернете избранных мест из завещанного ему А.А. Формозовым архива. Будучи философом в медицинском институте, г-н Щавелев очень далек от наших профессиональных дел. Своими публикациями в Интернете он сослужил своему кумиру А.А. Формозову медвежью услугу. Профессионалы по достоинству ценят работы А.А. Формозова как вдумчивого археолога, требовательного к себе и другим в части анализа исходных материалов, а также его историографические книги. Последние две книги и брошюра, изданная Щавелевым в Курске, были бы со временем забыты и о нем бы осталась только хорошая память. Но г-н Щавелев не понимает, что, продолжая будоражить археологическую общественность, он тем самым усиливает негативные оценки последних публикаций А.А. Формозова.

 

В начало страницы



По вопросам, связанным с размещением информации на сайте, обращайтесь по адресу: info@archaeology.ru
Все тексты статей и монографий, опубликованные на сайте, присланы их авторами или получены в Сети в открытом доступе.
Если владельцы авторских прав на некоторые из текстов будут возражать против их нахождения на сайте, я готов удалить их
Коммерческое использование опубликованных материалов возможно только с разрешения владельцев авторских прав
При использовании материалов, опубликованных на сайте, ссылка обязательна
© Я.А. Шер 2010 (текст), В.Е. Еременко (оформление) 2010
Оптимизировано для Internet Explorer 1280х1024 Страница обновлена 12.03.13